Ребенок без гарантии

Детский Уголок
Рассказы Барабаки    о подруге   Елене навеяли грусть… Нашла вот такой рассказ.

Вот мы и переехали с Маняшей в другое место — в отделение для недоношенных детей больницы № 5.
В роддоме сегодня была праздничная суета из-за большой выписки: порхали накрашенные мамочки, на бегу инструктируя мужей по мобильному, а медсестры демонстрировали друг другу подаренные букеты.
Мы с Володей молча сидели на скользкой кушетке в коридоре и ждали машину детской реанимации. Я вспоминала, как заворачивала медсестра в день выписки Дашу — как произведение искусства! А Машу упаковали в памперс, распашонку, пеленки и одеяло, словно на соревновании по гражданской обороне — за несколько секунд, прямо на реанимационном столике с проводами: наша девочка не может самостоятельно дышать дольше семи-десяти минут, и поэтому доехать до больницы нужно очень быстро. Врач со «скорой» взяла в руки Машу и нырнула в свою машину, мы прыгнули в папину и помчались следом. В день 33-летия бракосочетания моих родителей это выглядело, как кортеж.
… Новая клиника производит впечатление разваливающейся земской больницы. По сравнению с ней роддом выглядел, пожалуй, как берлинский госпиталь «Шарите».
Наш лечащий врач, Наталья Николаевна С. — немолодая суровая женщина в затемненных очках, очень похожая на фронтового врача. Во всяком случае, именно так я фронтового врача-женщину представляю — сухощавой, немногословной, с цепким взглядом, отдающей быстрые распоряжения медсестрам.
Только что она беседовала со мной и заполняла «Историю болезни». Ситуация на самом деле жуткая: двусторонняя пневмония, которую подтвердил рентген, рост стафилококка, который может дать гнойники в легких, а лечить их труднее, чем пневмонию, гипоксия мозга, обусловленная тем, что кесарево сечение было экстренным и гормонально не подготовленным, кровоизлияние в мозг (причина — гипоксия и слабые кровеносные сосуды рано родившегося младенца), недоношенность первой степени, отсутствие необходимых рефлексов, мышечная вялость и угнетенное состояние...
… На новом месте Машу снова подключили к кислороду, она непрерывно стонет… Но где-то во мне мощной железобетонной стеной растет уверенность, что все будет хорошо. На больничном стенде «Дети — наше будущее» — фотографии здоровяков трех-четырех лет с подписями 0,900; 1,200; 1,600… Такими они родились, но справились с первой в жизни проблемой. А в этой больнице им здорово помогли.
Маняша выкарабкивается, я вижу это по более активным сосательным движениям губ (во рту установили пищевой зонд) и по трем миллилитрам молока, которые она усваивает и не «воспроизводит» обратно.
Девчата в палате говорят, что больница хорошая, врачи очень опытные (по 30 лет стажа), медсестры старательные. Некоторые мамы лежат уже больше месяца, кто-то готовится к выписке, заканчивает малышовый курс массажа и витаминных уколов. Наташа Ф. твердит мне (или себе?) банальную вещь, что в каждой ситуации надо находить что-то хорошее. Интересно, смогу ли я найти хоть что-то хорошее в нынешней раскладке?
… Во-первых, мы с Маняхой все-таки живы.
… Во-вторых, мы с Володей сразу и невероятно сильно прикипели к нашей малышке.
… В третьих, Маняшин день рождения будет во время золотой октябрьской осени, а не в промозглом ноябре, когда она должна была родиться.
… И, наконец, такие испытания хорошо вправляют мозги по поводу главных жизненных ценностей.
Сейчас я сижу в огромной безлюдной комнате с арочными сводами — «материнской палате», заставленной железными кроватями. Здесь живут мамочки, которым еще не разрешено быть постоянно со своими детьми. Малышей держат на капельницах, уколах и кислороде на сестринских «постах», в стерильных боксах. Моя Маша лежит на посту № 10.
Народ разбежался по домам, нацедив молока на ночные кормления. Медсестры предлагали уйти домой и мне, но я не могу об этом даже подумать: кажется, что если меня не будет рядом, Маше некому будет помочь.
Девчонки, смешные, жалуются, что их детишки кушают мало: «всего по 50 мл» при норме 60 мл за кормление. А наша Маняша — всего три. Но, как сказала Т.Н., можно начать и с трех...
Кстати, в истории болезни, которую сегодня при мне заполняли, записано в первый раз — Марья Владимировна Королёва!
43 комментария
Freya1973
Уже 19 октября… В материнской палате тепло, а за окном холод, серый асфальт, мокрый ковер из облетевшей листвы. Из души постепенно уходит панический страх, остается лишь беспокойство.
Маша лежит в своем боксе, полностью завернутая в пеленку. Можно разглядеть лишь пухлое отекшее личико, а цыплячьи ручки-ножки и впалая грудь не видны.
Постепенно мы прибавляем в молочной дозе. Вчера врач назначила Манюне девять миллилитров молока. Правда, другие недоношенные детки поступают сюда уже из роддома с 15-20 миллилитрами, но ничего, наберем. Главное, что усваивает все больше!
Вчера в больницу Володя привез Дашеньку. За страшные десять роддомовских и несколько больничных дней я почти забыла о существовании старшей дочери, а вчера словно эмоционально раскрылась и поняла, вернее, ощутила, что у нас теперь две лапоньки.
Дашутка после разлуки показалась мне очень хорошенькой и повзрослевшей. В больничном коридоре она льнула ко мне и каждую минуту спрашивала: «Мам, ну когда ты приедешь?.. Мам, ну когда тебя отпустят?.. Мам, покажи мне сестренку...» Мы пообщались с ней минут десять, а потом я по телефону рассказала ей сказку про сердитого бобра, который всем строил домики, правда, перед этим сильно побурчав. Интересно, догадался ли четырехлетний ребенок, что бобра я срисовала с нашего деды?
После расставания с Дашей на душе опять тяжело. Но хорошо помогает местная психотерапия — болтовня с девчатами-соседками. Оказывается, пневмония, стафилококк, гипоксия и кровоизлияние почти у всех здешних малышат. Пневмония развивается из-за того, что легкие у ребенка в момент рождения не полностью раскрыты, в них скапливается мокрота, и начинается бактериальный процесс. Уже о многом мне нарассказывали более опытные мамочки «недоносочков» — так называют малышей некоторые дежурные медсестры. Оказывается, что обычная врачебная практика здесь — напугать матерей в начале лечения, что в первые три дня все мамы ходят с опухшими от слез лицами, а потом потихоньку, помаленьку… С особым напором меня убеждали, что недоношенные детишки восстанавливаются к школе, хотя до нее много болеют и не всегда посещают садик.
В общем, поводов для размышлений много, пойду на прогулку с Володей, и если здесь я только слушаю, то там выговорюсь. Кроме Володи, никого из родных и знакомых не хочу видеть. Только он знает, что я чувствую, и, самое главное, понимает. Наши прогулки в близлежащем голом парке, в холод, под дождем, будут всегда вспоминаться как иллюстрация к серым больничным дням. Вчера мы ушли так далеко, что обратно — сцеживать же пора свои три миллилитра! — гнали на такси.
Сегодня я отключилась в 16.30 под громкую болтовню девчонок и яркий люминисцентный свет. После стресса роддома сон нарушен, как у новорожденной. Меня разбудили в 17.15, чтобы сцеживаться. Лена, которая с трудом меня растолкала, испугалась выражения моего лица — по ее словам, какого-то дикого, с ужасом во взгляде. Я не стала никому объяснять, что это результат ночных бдений в роддоме, когда я боялась уснуть и пугалась любого врача, который мог принести плохие вести.
Разговорилась с незнакомой «ночной» медсестрой, вышедшей из отпуска. Она пожилая уже, очень дотошная. Сетовала на то, что в прошлые годы не было такого вымогательства с больных: в больницах были все лекарства, иглы, да и еда у кормящих мам была замечательная.
Я прокомментировала:
— Надо, чтобы у какого-нибудь большого начальника здесь побывал внук или внучка.
Она только вздохнула:
— Недавно был такой ребенок… Главврач больницы, наоборот, сразу велел обеспечить ребенка и маму всем необходимым. Откуда им знать, что в больнице даже необходимого нет?
… Сегодня выписывают домой Таню-соседку с орущими близнецами. Смешно, она целый день ругается, вместо того чтобы радоваться. Оказывается, у ее мужа было полтора месяца на то, чтобы подготовиться дома к их приезду, а он ничего не сделал и ничего не купил. Только сейчас зачем-то бросился перестилать линолеум, а еще начал грозиться уйти к брату, потому что к Тане на подмогу приезжает мама, его «любимая» теща.
Бывает, что живешь вроде нормально, но не чувствуешь ни горя, ни радости, как холодная лягушка на болоте. А в старой больнице каждый день маленькое счастье: Маняшка сегодня усваивает уже 15 миллилитров молока (это значит, меньше интоксикация), у нее «неплохой гемоглобин» (слова лечащего врача), меньше хрипов и мокроты, не так западает грудина, наша малявочка гораздо дольше обходится без кислорода. Еще слабы тоны сердца, но это характерно для нынешнего состояния, еще слышны хрипы по всем легким, но есть положительная динамика. Вот так!
Т.Н. сказала, что для Маши на первом году жизни главным врачом будет не педиатр, а невропатолог, и нужно очень серьезно относиться к его рекомендациям. Я спросила про М. Она сказала, что это хороший специалист. Ну что ж, будем прилично платить за прием.
К Маняше в бокс подселили соседку. Ее помнит и Володя по роддомовской реанимации: лежавшая в соседнем с Машей кювезе недоношенная семимесячная девочка с биркой «Н-ва». Ее мордочка по сравнению с Машиной мордахой кажется ужасно маленькой и коричневой, как у обезьянки — желтуха. Обе девчонки лежат теперь с кислородными грушами у носа и капельницами, торчащими из головы.
Freya1973
ИЗВИНИТЕ   У МЕНЯ НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ РАЗДЕЛИТЬ ТЕКСТ.
Lelio
А продолжение????
Freya1973
 
В нашей материнской сегодня царит атмосфера пионерского лагеря: общаемся, смеемся и ждем клича на обед. Полная, жизнерадостная Оксана решила рассказать «интересную историю»: «Представляете, когда я в т-м роддоме лежала, такую картину видела! Идет по коридору священник в парадном облачении, за ним другой Библию и какие-то вещи несет, а дальше — трое взрослых, в одноразовых голубых халатах. Они в реанимацию пошли, а я туда заглянула. Там ребенок умирал, так страшно смотреть! Лежал весь-весь в проводах, с маской и хрипел. И аппаратура тикала. Так и не узнала, что стало с тем ребенком, которого разрешили „на всякий случай“ окрестить. Мы с девчонками в роддоме об этом тогда два дня разговаривали».
А я ей ответила спокойно: «Не волнуйся, моя дочка достаточно неплохо себя чувствует. Крестили ее муж, свекровь и подруга. Я тогда еще в реанимации оставалась и вставать после операции не могла».
… На другом конце этажа, оказывается, есть еще одна материнская комната. Не знаю, специально или нет, но там подобрались оригинальные мамочки: 17-летняя девочка, которая родила от своего сожителя, работающего в передвижном зоопарке «Сафари»; 20-летняя гуляка, которая еще не решила, отказываться или нет от ребенка; вечно матерящаяся мать, которая к своим 25 годам родила шестого ребенка. Ее предыдущие дети умерли от водянки головного мозга, а шестой выжил, но у него заячья губа и волчья пасть.
Freya1973
… Завтра Володя выходит из отпуска на работу. Пусть хоть на работе отдохнет от каждодневных метаний по городу. Вечером мне было доложено, что Даша на гимнастике научилась лежа на животе доставать носочками голову. Да уж, Маняше многому придется научиться...
Человек ко всему привыкает, и я привыкла к длинному полутемному арочному коридору, безвкусной столовской еде в 9, 13 и 16 часов, слову «пост» (наша Маняша по-прежнему находится на десятом сестринском посту), постоянно меняющимся медсестрам (среди них есть самая заботливая и потому любимая) и врачу Т.Н., которая оказалась совсем не суровой. Н.В. в роддоме пыталась выглядеть доброй и человечной, а Т.Н. мало говорит, но много делает. Мамочки ее обожают, говорят, что мне здорово повезло с врачом.
Я поняла, что напоминает наше отделение для недоношенных младенцев — католический монастырь. Арки в коридоре, отсутствие суеты, служение медсестер и почасовые сцеживания — вместо регулярных молитв.
Вчера Маше делали УЗИ головного мозга на переносном аппарате. Кровоизлияние первой степени, увеличение желудочков мозга, повышенное внутричерепное давление… Я уже привыкла к новым медицинским сводкам, но зато мы имеем «отлично сформированные мозги»!
 
По поводу наших конкретно перспектив Т.Н. ничего обещать не может. Пояснила только, что около 30% детей с поражением центральной нервной системы восстанавливаются полностью, 30% внешне здоровы, но имеют последствия в виде гиперактивности, плохой успеваемости, утомляемости или головных болей. А у оставшихся 30% возможны более серьезные проблемы в будущем… По ее словам, меня должно волновать не столько кровоизлияние в мозг, сколько последствия гипоксии, которая для новорожденных очень опасна.
 
Не знаю, но, глядя в умные Маняшкины глаза и слушая свою любимую медсестру («это уже совсем другой ребенок по сравнению с поступлением»), я верю, что все на свете можно вылечить и восстановить, ведь не зря Марья столько перенесла и выстрадала.
 
Люблю бежать, шлепая тапками, в «бутылочную» за стерильной бутылочкой для молока, сцеживаться, относить молоко и смотреть через стекло, как кормят моего ребенка. Пусть даже через зонд, который мне все время хочется вытащить, так неприятно он смотрится.
 
Сегодня, кстати, Маше дали подержать во рту соску, она что-то даже из нее вытянула, а остальное, как всегда, скормили через зонд. Кстати, при виде соски у Маши сделались жутко недоумевающие глаза. А съела моя «лапочка-дочка» уже 22 мл!
 
Vredina
еще!!!)))
Freya1973
Сегодня мне удалось два раза подержать на руках нашу пушинку весом в два килограмма двести граммов. Это было в 23 часа и в пять часов утра, пока медсестра меняла пеленки в кроватке. Эмоции были такие сильные, что я потом минут по тридцать не могла уснуть. Я ведь ни разу не держала своего ребенка на руках! Вся Маняшка помещается между локтем и запястьем, внимательно слушает мой голос и явно довольна, когда я прикрываю ей глаза от яркого света, который горит в боксах постоянно.
Вовке тоже достается возможность наблюдать Машкин рост: он отметил, что обкаканных пеленок, которые я передаю для домашней стирки, стало гораздо больше.
Сегодня часок погуляла в парке у больницы. Одной гулять грустно и неинтересно: в осеннем мокром пейзаже ощущала себя чахоточной тургеневской девушкой. Но польза от свежего воздуха все-таки была: я нагуляла аппетит и всласть помечтала — о будущей дружбе наших девчонок, о Маняшкиных талантах, о… Не буду загадывать, ведь моя младшая дочь — ребенок «без гарантии».
«Молился истово. Он все делал истово. Молитва избавляла от чувства бессилия. Больше ничто не может помочь, только чудо… Если бы он что-нибудь мог сделать, чем угодно выручить… Он вдруг обнаружил, как дорог ему сын. Наука, успехи, истина, открытия — все, что так занимало, что, казалось, составляло смысл жизни, — все растаяло, рассыпалось ненужной шелухой. Не остается никаких ценностей, когда дело доходит до жизни ребенка… Как он мог ранее не понимать этого, считая детей само собой разумеющимся приложением к браку?» Эту фразу я только что вычитала в книге Даниила Гранина «Зубр». Когда книга, картина, фильм нравятся и пробивают насквозь? Когда они соответствует твоим самым сильным и сокровенным переживаниям. Эти слова поразили меня стопроцентным попаданием в истинность. Когда плохо твоему ребенку, все уходит на второй план.
Freya1973
В голове снова мелькают обрывки ночи 10-11 октября в реанимации роддома: красное тельце под ярким светом, страшные хрипы, темный коридор, ярко подсвеченный аквариум, пустая лестница под ординаторской и репродукция «Девы Марии с младенцем» между этажами. Откуда берется бешеная любовь к человеку, которого несколько дней назад не было, который был просто твоим большим животом? Вот это главное в жизни, а остальное — второстепенные детали.
… На улице ночь. Перешли на зимнее время. Сегодня после 3.00 в нашем отделении царила путаница — по какому времени кормить? На нашем посту сейчас дежурит молоденькая казашка Гуля, зубрит какой-то медицинский учебник. Я отнесла Маняшке молоко и договорилась с Гулей, что после капельницы она даст подержать Манюню на руках.
Когда я возвращалась обратно в материнскую, навстречу спешила процедурная медсестра с двумя полными шприцами в руках для капельницы. Я сказала: «Наверняка это моей подарочек». Она ответила: «А кому ж еще?» Что-то мы долго не уходим от двух капельниц в день и кислородной груши. А еще есть таблетки и уколы. Лучшая Маняшкина защита — крепкий сон после пары-тройки гневных воплей.
Сегодня к 12 ко мне съехались и Володя, и родители, и Дашуня. Дарья, потыкав меня в живот, выдала: «Я проверила, там уже никого нет». А потом начала клянчить: «Покажи сестренку!» Пока я одевалась, чтобы погулять, она носилась под солнцем во дворе больницы — «на старт, внимание, марш!», а когда я вышла, схватила две палки и, подгибая одну ногу, прыгала «на костылях» по замерзшим лужам. Я смотрела на нее и вспоминала слова детсадовского логопеда: «У вас очень развитый ребенок». Потом развитый ребенок сунул мне пучок травы со словами «отдай своей дочке». Имелась в виду Маня.
 
VarenkaS
Последний раз редактировалось
Alevtina
???? еще
tortila
www.7ya.ru/article/Rebenok-bez-garantii-Chast-3/

 к сожалению, на этом данная история прерывается. Пусть все будет хорошо в этой семье
Lelio
Плохо когда жизнь начинается с борьбы и страданий. 
VarenkaS
Последний раз редактировалось
tortila
из первой части видно, что это было в 2004,5 году и всетаки проскользнуло слово -младшая дочь инвалид- так что можно только гадать
VarenkaS
Последний раз редактировалось
Марина я (MariK)
ой, лежала я с первой дочерью в Неонатологическом отделении, шум был в сердце, УЗИ сделали, сказали ничего страшного, но один хрен держали месяц, проверили все что могли)))И вот едешь на лифте в свое отделение, вместе с мамочками с отделения недоносочков, какие глаза у них грустные… жалко до слезcryсижу реву, вспомнила…
комментарий был удален
ananas
Скорпиошка, я так рада что все закончилось хорошо, здоровья вам всем хорошего сибирского))))
Змейка
хорошо что все хорошо закончилось!

и держу кулачки за всех ожидающих мамочек- что бы все бысто, легко и все были здоровые.

остальное — фигня
jdmak
А у нашей дочки был резус-конфликт, я писала уже.
Нам ещё повезло, Слава Богу.
Я тож выложу историю, автор — девочка Ксения в соседней палате лежала со мной (бокс на две палаты, в каждой палате по две беременные). После этого меня не надо спрашивать, почему я до сих пор верю в деда Мороза. Моя Сашка родилась 20 февраля 2009г.
"ЧЕМ 19 ФЕВРАЛЯ 2009 Г. ЗАКОНЧИЛАСЬ В ЦПСИР ИСТОРИЯ,
НАЧАВШАЯСЯ 18 ИЮЛЯ 2008 Г. В ЦЕНТРЕ МАТЕРИ И РЕБЕНКА СЛОВАМИ:
«КАКОЕ ТАМ СОХРАНЯТЬ?! В ТАКОЙ СИТУАЦИИ НЕ СОХРАНЯЮТ НИГДЕ В МИРЕ!»
или
профессор Курцер vs профессор Демидов & статистика

Пока я это пишу, В детской кровати спит тот, кого «не сохраняют нигде в мире» — ребенок, имплантировавшийся в дефект рубца, который образовался после трех операций кесарева сечения.
Слова известного профессора из Центра на ул. Опарина, фигурирующие в названии, имели продолжение: услышав, что я категорически против прерывания беременности, он поинтересовался:
«У Вас второй брак?» — «Нет, первый и единственный».
«Дети есть?» — «Двое».
«А почему Вы в таком случае не хотите прерывать беременность?» — «Потому что я не могу убивать человека». Профессор с досадой машет рукой: «Какой там человек!..».
Молодой симпатичный доктор, кандидат наук, попыталась меня урезонить: «Поймите, Ваша беременность равносильна внематочной, плодное яйцо находится не в полости матки, а в соединительной ткани, в «кармане» рубца. У Вас в любую минуту может произойти разрыв матки. Вам нужно ехать домой, вызывать скорую и срочно госпитализироваться по скорой. Мы же о Вaс беспокоимся…» — «Я не имею к Вам никаких претензий. Просто раз Вы от меня отказываетесь, я поеду к другим врачам». —

Через 1,5 часа я сидела в очереди к Шамановой Марии Борисовне, ведущей прием в Центре планирования семьи, и была готова вновь услышать, что умру я уже завтра. Однако Мария Борисовна, преисполненная энтузиазма и уверенности, встретила меня очень приветливо: «У Вас сложная акушерская ситуация, чреватая серьезной операцией, но это не повод для прерывания беременности, тем более оперировать Вас наверняка будет сам Марк Аркадьевич, у него золотые руки, Вы можете не волноваться. В июне он оперировал похожий случай».

Спустя несколько дней сам Марк Аркадьевич Курцер, главный врач ЦПСиР и главный акушер-гинеколог Москвы, сказал, что «уважает мое решение, хотя оно рискованное», объяснил, что операция будет сопровождаться большой кровопотерей, что риск разрыва матки в период беременности не исключен, но что, скорее всего, все закончится хорошо, ребенок будет получать достаточное питание. (Отмечу, что на тот момент на УЗИ уже не «визуализировался» миометрий в области рубца на площади 40 на 60 мм (sic!)) «Мы Вас будем наблюдать, а в 25 недель госпитализируем». Оказалось, что мне не только не нужно передвигаться по городу исключительно на «скорой», но даже ни к чему соблюдать постельный режим и можно жить на даче. В этот момент я еще раз убедилась, что уровень профессионализма врача обратно пропорционален количеству налагаемых им на пациента запретов.

В один прекрасный день за меня испугалась уже Мария Борисовна, так как научная литература, с которой она ознакомилась, сообщала, что из ста пятнадцати описанных подобных моему случаев только в шести женщины отказались от прерывания беременности, и все шесть случаев закончились плачевно. Однако даже эти сведения не поколебали спокойствия Марка Аркадьевича, который сказал, что «берет ответственность на себя». Я же успокоила себя тем, что далеко не все попадает в научную литературу, и начала, направляемая Марией Борисовной, запасать на операцию собственную плазму…

Постепенно уверенность Марка Аркадьевича, неизменно повторявшего, что «все будет хорошо», овладела и мною настолько непоколебимо, что, даже когда я умудрилась нанести себе травму мениска на сроке около 30 недель и 20 дней провести с гипсовой лангеткой на ноге, девиз «все будет хорошо» не покидал моего сознания.

Операция, которая является далеко не «поточной», была назначена на 19 февраля 2009 г. — срок 37 недель. Диагноз — рубец на матке после трех операций кесарева сечения, полное предлежание плаценты, врастание плаценты в стенку матки и в ткани брюшной полости. Во время операции кровопотеря составила 4 литра — 2 ,467 из них мне вернули с помощью аппаратов cell-saver, которыми оснащен ЦПСиР (как, впрочем, теперь и все роддома Москвы); перевязывались маточные артерии. Последними словами Марка Аркадьевича, которые я услышала перед тем, как мне дали общий наркоз, были следующие: «Сегодня мы боремся за сохранение матки». Матку он сохранил, как и две жизни: мою и моего ребенка*.

Когда я смотрю на свою новорожденную дочь, которую «нигде в мире не сохраняли бы»**, то не могу отделаться от вопроса, чем онтологически она отличается от себя самой шестимесячной давности, и если является человеком теперь, то почему шесть месяцев назад, когда уже отчетливо билось ее сердце, она им, по мнению известного профессора из Центра матери и ребенка, не была…
"
Змейка
страшные равнодушные и циничные люди, если для них это просто работа, и избегают «ненужного риска», наверное им так проще — думать что это еще не человечек, не жизнь, а сгусток клеток.
комментарий был удален
jdmak
вот ссылка изначальная www.cps-moscow.ru/forum/showthread.php?t=2223
Ксюша везде свой отзыв оставила
это Ксюша
А это Анечка, у которой не было  шансов, как считали
на руках у папы
я тоже не знала, как закончиласьэта история, Ксюшу
отвези на операцию за день до моей операции КС, я только знала, что очень долго операция шла, и с ребёнком всё в порядке было,
а Ксюшу ещё оперировали, а потом сведения о ней потерялись.
А потом я нашла её на сайте форума ЦПСИР!


Я там Юля74, если кому нужно!
VarenkaS
Последний раз редактировалось
комментарий был удален
jdmak
Так и есть, Света, это не первый и далеко не единственный случай!
Есть несколько видеолекций на эту тему, в общем, и правда супер-врач от Бога!

Есть в этой истории то, на чём Ксюша не акцентирует внимания, её третий ребёнок почему-то погиб.
Я не знаю подробностей, но этот ребёнок у неё от четвёртой беременности.

А вот ещё одна моя виртуальная подружка Лена, спасибо ей оогромное, что она тоже свою историю выложила.
"Летом 2009 года я узнала, что беременна и что эту беременность сохранить нельзя…
В анамнезе — множественная миома матки больших размеров (10 cм в диаметре) и предполагаемое бесплодие. На 5-6 неделе живот увеличился так, как будто это был 4 месяц. Я начала искать врачей, которые бы взялись вести подобный случай, ведь второго шанса забеременеть могло бы и не быть… Знакомая врач-гинеколог дала бесценный совет: прежде чем принимать решение, выслушать мнение нескольких специалистов.
В центре Матери и ребенка на ул.Опарина меня сразу отправили к хирургам. Хирург Н.Ф. Гречихина обещала «все сделать аккуратно», убрать беременность и сохранить матку, после чего «можно будет иметь детей». Консультация у профессора А.М. Стыгара закончилась его словами: «Можете, конечно, рискнуть, но шанс доносить такую беременность до 28 недели — 1%. А если вам сейчас будут удалять узел и делать аборт, то тоже трудно будет сохранить матку. В общем, я пожму руку тому хирургу, которому удастся все это сделать!». На тот момент большой миоматозный узел увеличился до15 см в диаметре и занимал весь низ живота.
На сроке 8-9 недель я пошла еще раз на Опарина к профессору А.И. Гусу, у которого наблюдала миому. В полной тишине мы целую минуту слушали сердцебиение плода, а потом профессор, грустно покачав головой, вздохнул: «И что же теперь с вами будут делать? В нашем центре вам помочь не смогут. И вообще, подобные эксперименты над людьми запрещены».
В женской консультации мне дали направление в ЦПСиР на Севастопольском, сухо сказав, что это мое дело и только мне решать, идти на риск или избавляться от ребенка.
И вот я сижу перед кабинетом профессора Раисы Ивановны Шалиной, готовая услышать печальный прогноз. Но Раиса Ивановна относится к моему случаю с пониманием и сразу отправляет на консультацию к главному врачу ЦПСиР и главному акушеру-гинекологу г. Москвы Марку Аркадьевичу Курцеру. Марк Аркадьевич вселяет надежду, предложив лечь на сохранение и посмотреть, как будут развиваться события. Меня кладут на сохранение в отделение гинекологии и там врачи и медсестры во главе с лечащим врачом Полиной Игоревной Медведевой окружают меня таким пониманием, вниманием и заботой, что я сразу успокаиваюсь и начинаю верить, что невозможное возможно.
Через две недели, к моей величайшей радости, врачами принято решение попытаться сохранить беременность и меня выписывают домой на строгий постельный режим.
Исход никому не известен, но поставлена цель доносить минимум до 34 недели, когда плод будет жизнеспособен.
Дальше под чутким руководством Раисы Ивановны, которая вела меня всю беременность, не обращая внимания на «мелкие неприятности» вроде частичного предлежания плаценты или маловодия и сохраняя неизменное спокойствие, которое передавалось и мне, мы достигаем 26-27 недель. И вдруг, прямо с очередной консультации у Марка Аркадьевича, я попадаю в уже родное гинекологическое отделение с жуткой болью из-за нарушения питания в маленьком миоматозном узле. Полина Игоревна за несколько дней снимает болевой синдром точно подобранной терапией и в результате все опять налаживается. Еще неделя в отделении патологии – и я снова лежу дома.
И вот долгожданные 34 недели, потом 35, 36 и даже 37.
Операция кесарева сечения была проведена 22 марта 2010 года на сроке 38 недель. Оперировал Марк Аркадьевич Курцер и Мария Владимировна Лукашина. Анестезиолог — Андрей Михайлович Штабницкий. Операция длилась 3,5 часа, кровопотеря составила 4,5 литра. Благодаря специальному аппарату cell-saver, которым оснащена операционная, мою кровь очищали и сразу вливали обратно. В какой-то момент Марк Аркадьевич спросил, сохранять ли мне матку, так как показания были к удалению. Я ответила «да», потому что хочу еще мальчика. Мой ответ вызвал дружный cмех хирургов. Но матку они сохранили, хотя на это понадобилось 3 часа кропотливой практически ювелирной работы!
В результате, у меня родилась чудесная здоровая девочка с оценками 8-9 по шкале Апгар.
Марк Аркадьевич сказал, что после такой тяжелейшей операции, он может смело переходить на теоретическую работу. Но это, конечно же, была шутка )).
От себя и всей моей семьи хотелось бы выразить величайшую благодарность всем врачам и медперсоналу ЦПСиР и лично Марку Аркадьевичу Курцеру, Марии Владимировне Лукашиной, Раисе Ивановне Шалиной, Полине Игоревне Медведевой, Андрею Михайловичу Штабницкому, Татьяне Семеновне Мироновой, Ольге Павловне Штабницкой, Ларисе Евгеньевне Бреусенко, Анастасии Алеровне Герасимовой, Наталье Викторовне Кортенок за высоко профессиональную работу, потрясающее отношение к пациентам и тот бесценный дар материнства, который они дают женщинам.
Конечно же «процентами» и «вероятностями», которыми апеллируют некоторые «специалисты», человеческую жизнь измерять нельзя!
Для математики 1% — это ничтожно мало, а для жизни человека — очень много!"
комментарий был удален
jdmak
Да, Ленка ещё пацана хочет. и ей ведь можно получается)))))

Я вот удивляюсь на свою одноклассницу, которая троих родила дома. а если бы маточное кровотечение, не дай Бог!  

А моя уже не подружка, не смогла от аборта отговорить, бля… плохо я уговаривала, грех и на мне тоже, миома была у девчонки, но дело было не в этом.....
И вот нет детей увы до сих пор.Ну её нахер, бля, уговаривали с моей подругой-Солнцем. у Солнца тогда не могло быть детей, проблемы были.
Слава Богу. что корректирумые проблемы оказались, надо было только нормальнного врача найти, блин.
Вот мне до сих пор малышку неродившуюся, абсолютно здоровенькую, жалко, а как моя приятельница с этим живёт  -= я знаю — херово она живёт, бля, лучше бы родила. Любила же малышку, вот какого, а? И папашку малышки беспутного любила же, и после аборта с ним встречалась, но так и не сложилось. лучше б родила, такие красавцы оба, может и сложилось бы при наличии ребёнка. Жильё было. деньги были. эх!!!!!

Лучше родить, если любишь отца ребёнка. если готова во всех смыслах, если ни разу не беременела до этого, если возраст к тридцатнику, если, уже дала имя ребёнку...
Самое хреновое, что я вот не поняла, что она может и не в себе была из-за гормонов. а потом пришла в себя и очень жалела.
комментарий был удален
комментарий был удален
Dacota
«Еще одна мама (40 лет), не верившая, что у ее первой и единственной поздней доченьки синдром Дауна и порок сердца. Надышаться на нее не могла».
так по-доброму, приятно читать, Скорпиошка
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
комментарий был удален
Freya1973
Рассказы от первого лица    женщин.  у которых дети «торопыжки», т.е.   родились ранее срока  я нашла    в  Нете.    Я не очень хороший пользователь. Скопировать и сохранить  их   у меня получилось, но ни поместить   под «cut», ни ссылку    дать откуда я их   стащила  не получилось.

Рассказ очень понравился — позитивный и хорошо написан.
jdmak
Девочки- Фрейя и Динуля, извините, что со своими историями влезла, но так хочется ещё больше позитива!
комментарий был удален
jdmak
Спасибо. 
Freya1973
Динуль, спасибо,  что   нашли   продолжение!
комментарий был удален
Freya1973
Юль,  спасибо, что  такие позитивные истории     разместили!
Вита
Спасибо, девочки, за позитив и вселение надежды, что невозможное возможно! У нас медицина на нуле, врачей хороших я уже много лет найти не могу, но хочется верить в чудо! Читала и плакала, какие сильные духом женщины и впитывала в себя эту силу.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.